Здесь Вы найдете много интересного !

Здесь Вы найдете много интересного !
Мой плюшевый магазин

Мой Город

ПРОГУЛКИ ПО ОДЕССЕ. 
ВЫ ГОТОВЫ ОТПРАВИТЬСЯ В ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ВРЕМЕНИ???

Начнем издалека: гравюры старой Одессы 1865 года
и старые карты. 
 








































Одесса - 100 лет спустя... 

Этот проект был задуман сразу же, как я показала вам фотографии старого города. Это было толчком к маленькой идее - показать эти же здания, только сегодня. По возможности, снять их с того-же ракурса, и сравнить. А еще побольше узнать об этих конкретных постройках, их историю. Все фотографии и их обработка сделаны Лизой. Она же находила архивные материалы и сводила все воедино. Получилась довольно большая и интересная подборка, и мы решили разделить все на несколько частей. Каждую субботу будет выходить одна часть. Сколько будет прогулок? Это секрет... маленькая интрига ;) 
Эти прогулки для вас будет проводить Лиза. 
       Встречайте вашего гида!
                                                                           ...бурные аплодисменты...



Ну что ж, давайте знакомиться: я Лиза, и я буду вашим экскурсоводом по Одессе – как современной, так и столетней давности. Устраивайтесь поудобней, заваривайте ароматный чай – и вперед на виртуальную прогулку!

Итак, начнем мы со Старопортофранковской – одной из самых длинных улиц Одессы. Она широкой дугой, «подковой» охватывает центральную часть города и считается границей исторической части Одессы. Своим названием она уходит в далекий 1819 год, когда город стал зоной порто-франко (с итал. – свободный порт, вольная гавань). – зоной свободной, беспошлинной торговли. По границе этой зоны и проходила улица, ныне зовущаяся Старопортофранковской.
Идея порто-франко в Одессе принадлежала герцогу Ришелье, и реализовалась стараниями графа Ланжерона. Первая граница зоны беспошлинного ввоза товаров тянулась от Куяльницкого до Сухого лимана, в длину была более 35 км. Но обеспечить надежную охрану черты не удалось, и контрабандисты безнаказанно проносили товар из города и в него. В 1822 году было принято решение о создании второй черты порто-франко – прилегающей ближе к городу. Она проходила по нынешним улицам Старопортофранковской, Щепному ряду, Вокзальной площади, Итальянскому бульвару, улице Белинского, Лидерсовскому бульвару и заканчивалась на берегу моря возле тогдашней дачи, а теперь пляжа Ланжерон. Граница представляла собой две глубокие канавы, между которыми находилась полоса земли в 15 саженей (33 метра) шириной. Одна из канав – современная улица Мечникова, а вторая – как раз Старопортофранковская. Охраняли вторую черту конные патрули. Но провоз контрабанды не уменьшился – особо хитрые субъекты приобретали дома, стоявшие на границе, и под их прикрытием прокладывали подземные ходы в катакомбы, где был организован нелегальный вывоз товаров из города. Четыре года спустя была установлена третья черта порто-франко – от Ярмарочной площади, через нынешние поля орошения, Слободку, Вторую Заставу, Ближние и Дальние Мельницы, дорогу к Люстдорфу и до моря недалеко от современной Аркадии, просуществовав до 1858 года и отмены режима вольной гавани.
Вторая черта со временем была засажена деревьями и звалась Внешним бульваром. Позже название сменили на Старопортофранковскую, и земля меж двух канав застроилась больницами, приютами, гимназиями…  В 1927 году улица была переименована в Комсомольскую, но в 1988 ей вернули старое название.
Кстати, когда Пушкин въезжал в город через Тираспольскую заставу (на пересечении улиц Старопортофранковской, Тираспольской и Колонтаевской), он пересекал вторую черту порто-франко, за которой для него начиналась Одесса.


01 - Старопортофранковская, 4.
Городская дешевая столовая – Корпус Педагогического университета.



Практически в самом начале Старопортофранковской улицы находится симпатичное одноэтажное здание, некогда – дешевая городская столовая, а ныне – художественно-графический факультет Педагогического университета. На фасаде здания не так давно наведен марафет – его выкрасили в едко-розовый цвет, а элементы декора – в белый. Но на том все и закончилось – остальные «бока» ХГФ грязно-розовые, облезлые и с отваливающейся штукатуркой.
Кстати, центральный вход когда-то заложили кирпичами, и в корпус теперь можно попасть только окольным путем, через задний ход. Кому и зачем понадобилось так мудрить – загадка. Справа нарисовалась неясного назначения пристройка, ограды и ворота исчезли в неизвестных направлениях, сменившись современными безвкусными аналогами. Большая часть лепнины тоже исчезла, а то, что осталось, смотрится куцо и неестественно.
Да, деревце слева видите? Прямо по центру кадра? Так вот – оно до сих пор живо. Прилично обкромсано, но – живо.

02 - Старопортофранковская, 6.
Еврейская богадельня – Жилой дом.




Да-да, именно еврейская богадельня, а не больница – на открытке 1903 года допущена ошибка.
Впервые об этом здании зашла речь в 1880 году, когда еврейское общество решило "учредить приют для призрения старцев обоего пола" (или по-нашему – дом престарелых) "в ознаменование двадцатипятилетия царствования Государя Императора Александра II". Была выделена земля под застройку, и в 1883, за полгода (с мая по декабрь) появилось одноэтажное здание. Поскольку на момент открытия – 22 декабря 1883 года – царя уже не было в живых, надпись на фронтоне слегка изменили. "В ознаменование двадцатипятилетия царствования в Бозе почившего Государя Императора Александра II" – текст вполне читается на открытке (давая лишнее подтверждение тому, что речь идет не о больнице, потому как она никакого отношения к царю не имела). Архитектором был А.Р.Рейхенберг.
На сегодняшний день здание стало жилым. Фасад сохранился на удивление хорошо – если не считать исчезнувшей надписи над фронтоном (никакого упоминания о царе при советской власти), козырька и элемента лепнины над центральным входом, и если не брать в расчет, что сам вход почему-то превращен… в окно. Причем металлопластиковое. Комфортно, конечно, - но вид портит изрядно. Как и «лоскутная» покраска – видать, владельцы двух квартир решили покрасить себе фасад, а про остальную его часть и не задумывались.

03 - Старопортофранковская, 8.
Приют – Санитарно-эпидемиологическая служба области.



Про здание мало что известно. Построено в 1890-х, архитектор – известный А. И. Бернардацци. Судя по старой открытке – церковный приют. Сейчас там ютится санэпидем служба Одесской области. Наверное, благодаря этому фасад имеет приличный вид. Колокольни над центральным входом не существует – вполне возможно, что она утрачена во время войны. В целом здание выглядит неплохо, его портят разве что новые окна за решетками.

04 - Старопортофранковская, 20.
Женская 2-я гимназия – Техническое училище (1-я профшкола) – Фабрика мороженого.




На пересечении улиц Старопортофранковской и Торговой, за уродливым бетонным заборчиком метра два в высоту, нашим взглядам предстоит полуразрушенное здание. Окна выбиты, лепнина местами сбита, краска слезла с фасада, по стенам расползаются трещины. Памятник архитектуры, потихоньку превращающийся в руины – как это обычно у нас бывает.
Зданию ни много ни мало уже 119 лет. Построено было в 1893 году по проекту архитектора Семена Ландесмана, и, как и многие другие дома по Старопортофранковской, в свое время имело учебное назначение. Изначально оно было женской гимназией при церкви Григория Богослова (именно она видна на заднем плане, и, между прочим, сейчас находится в приличном состоянии). Позже стало техническим училищем. На тыльной стороне дома, кстати, есть мемориальная доска – здесь в 1920-х годах учился Королев С. П., отец советской космонавтики.
В 1960-х годах – не без вмешательства советской власти – церковь стала складом горхолодильника, а гимназия – самим холодильником. В 1961 году здание дополнили кирпичной трубой и стали выпускать мороженое в вафельных стаканчиках. В 90-х годах фабрика мороженого звалась «Полярная звезда», и, кстати, выпускаемая ими продукция была очень и очень вкусной. Но производитель не выдержал конкуренции, и в конце ХХ века потихоньку прикрылся.
А бывшая гимназия год за годом разрушается. За забором летом маячат буйные заросли зелени, бюстов на фасаде становится все меньше, трещин – все больше… Никому не нужное здание медленно, но верно стремится к потере статуса «памятника архитектуры» по причине «утраты предмета охраны», а, значит, еще пару лет – и вполне может быть, что на месте гимназии будет строиться современный офисный комплекс.
Кстати, поговаривают, что некогда в здании были замечательные мраморные лестницы. Их нет уже более полувека – зачем такие излишества фабрике по производству мороженого?

05 - Старопортофранковская, 26.
2-я мужская гимназия – Педагогический университет.




В конце 1880-х годов на пересечении Старопортофранковской и Градоначальницкой улиц появилось здание второй мужской гимназии. Архитектором был Д.Е. Мазиров - племянник известного художника И.К. Айвазовского. В 1901-1907 годах здесь обучался Отто Юльевич Шмидт – Герой Советского Союза, ученый, математик, исследователь  Севера. Об этом гласит памятная доска на фасаде здания.
После революции гимназия превратилась в ИНО – институт народного образования.
Одно из тех зданий по Старопортофранковской, которое сохранилось в достаточно хорошем состоянии – по крайней мере, снаружи. Изначально оно было двухэтажным, однако в 1934 году в процессе реконструкции появился еще один этаж. Архитектор Н. М. Каневский сделал надстройку копией второго этажа, тем самым сохранив стиль здания.

06 - Старопортофранковская, 28.
Ночлежный приют – Корпус строительной академии.




По проекту архитектора А. Д. Тодорова в 1881-1882 годах на Старопортофранковской был построен приют в память барона Маса. Здание, занимающее целый квартал, с толстыми, надежными стенами дожило до наших дней в очень хорошем состоянии. Причем как снаружи, так и внутри. Фасад в прошлом году облагородили – отреставрировали и покрасили. Внутри здания – узкие коридоры, большие комнаты-аудитории, высокие потолки и красивый холл с мощной лестницей на второй этаж. Бывший приют сейчас - один из корпусов ОГАСА.
И немного о бароне, чье имя неразрывно связано с приютом. Эрнст Мас (1 марта 1807, С.-Петербург - 1880, Одесса) – представитель семейства крупных немецких предпринимателей в Российской империи, известных с 17 века. В 1837 году он приехал в Одессу, и основал торговый дом «Мас и Ко», который был одним из крупнейших экспортеров зерна. Мас был генеральным консулом Германии в Одессе, депутатом Одесской городской думы, а в 1873 был возведен в дворянское достоинство и получил титул барона. Также известен как общественный деятель и негоциант. Похоронен на кладбище в самом конце Преображенской улицы, на старой окраине тогда еще молодого города – нынче там расположен зоопарк и парк отдыха.

07 - Старопортофранковская, 36.
Мещанская управа – Институт с/х строительства – Корпус Педагогического университета.




На пересечении Старопортофранковской и Колонтаевской расположено здание, во внешнем облике которого легко угадывается рука небезызвестного архитектора А. И. Бернардацци. Не стоит забывать и о втором архитекторе - Ю. М. Дмитренко, тоже достаточно известном в Одессе.
В комплексе размещались инвалидный дом мещанского общества и само мещанское общество. После революции здесь обосновался клуб трамвайщиков, а после войны – институт сельскохозяйственного строительства. Сейчас здание занимает один из учебных корпусов педагогического университета и их же библиотека (угловое здание).
Нынешнее состояние здания довольно плачевно – местами не только обваливается штукатурка (к чему нам не привыкать), но и часть конструкций, выставляя напоказ ракушняк и деревянные перекрытия. Башенки отклонились от строго вертикальной оси и так и норовят скоро упасть. Год назад за парадный вход принялась ремонтная бригада – аркам и колоннам был возвращен первоначальный вид, восстановили недостающие элементы капителей, покрасили, традиционно выделив белым лепнину. Перед входом поставили странный заборчик, на стены прибили таблички, гласящие, что это – памятник архитектуры… и все. После этого ремонтники исчезли.
Кстати, ограда, которую хорошо видно на старой открытке – два повторяющихся кованых элемента, существует до сих пор. Правда, в «слегка» убитом виде. Каким-то чудом целым остался метровой длины участок – последняя возможность увидеть первозданный вид ограды своими глазами.


08 - Новосельского, 63.
Одесское музыкальное училище - Одесская государственная музыкальная академия.



История здания на пересечении улиц Новосельского и Дворянской начинается в 1901 году. Более ста лет назад по проекту архитектора С. А. Ландесмана (уже известного нам по зданию 2-й женской гимназии) было построено Одесское музыкальное училище. В 1913 году оно было преобразовано в консерваторию, а само здание - перестроено по проекту архитектора Ф. Э. Кюнера. На открытке можно полюбоваться первоначальным видом.
Но не только с музыкой был связан этот дом. В конце 19 века здесь размещалось корзино-бамбуковое заведение И. Бауэра. Принимал заказы портной Б. Шембод, переплетные и картонажные работы выполняла мастерская Х. Х. Гаук. После войны, кроме самой консерватории, в здании находилась столовая Одесского треста столовых и ресторанов. Согласно объявлению, здесь «изготавливались высококачественные блюда под наблюдением опытных шеф-поваров».
В наше время здание музыкальной академии им. А. В. Неждановой зажато с двух сторон более высокими зданиями. Однако выглядит оно очень даже неплохо – свежеотремонтированное, выкрашенное в нейтрально-желтый цвет с белыми лепнинами. И практически всегда слышна либо музыка, либо чье-то пение.

09 - Новосельского, 68.
Лютеранская церковь





Напротив музыкального училища расположилась Лютеранская церковь – в народе просто кирха. Почти двести лет назад этот квартал звался  Немецкой площадью – именно из-за построенной церкви, фундамент которой заложили 28 апреля 1824 года. Три с половиной года спустя, в октябре 1827 года, строительство по проекту Франца Боффо (автор Потемкинской лестницы и Воронцовского дворца) было завершено.

Однако, к концу 19 века посчитали, что церковь слишком мала и не вмещает достаточное количество людей, и вообще – пребывает в плохом состоянии. Архитектору Шеврембранду закали проект новой кирхи, гораздо большей и изящной. В оформлении сплелись черты романского и готического стилей, особой красотой обладал северо-восточный фасад – пирамида из трех башен. Черепицу для кровли привезли из Марселя. Все это стоило огромных денег – на строительство было затрачено более ста тысяч рублей.

В 40-х годах при советской власти в церкви были прекращены богослужения, а со шпилей были сняты кресты. После войны церковь использовалась как спортзал, а в той части, где был алтарь, устроили туалеты и душевые. Снаружи пристроили прачечную, что практически уничтожило старый фундамент – из-за попадания сточных вод его попросту размыло. В ночь с 9 на 10 мая 1976 года произошел пожар, из-за которого здание полностью выгорело. Многие подозревают, что поджог был умышленным…

После распада СССР в Украину вернулась свобода вероисповедания. 16 октября 1990 года в Одессе официально регистрируется лютеранская община – первая после уничтожения Лютеранской Церкви в советское время. Однако места для постоянных собраний не было, и они устраивались либо в квартирах, либо в школах, либо – в теплое время года – под открытым небом в стенах сгоревшей кирхи, где убрали мусор, закрыли проемы первого этажа, возвели временный алтарь. Удивительно, но ни разу во время богослужений «на свежем воздухе» не шел дождь…

В конце 1997 года участок земли с руинами церкви был передан общине, но только в октябре 2005 провели освящение стройплощадки и дали старт строительству. Был снесен аварийный участок, на его месте возвели современную двухэтажную церковь, а в сохраненной старой передней части разместили органный зал. Строительство обошлось в огромную сумму – официально это более 6 млн. евро, но не стоит забывать и про многочисленные пожертвования. Благодаря этому в церкви создан достойный интерьер, оборудована звоница на четыре колокола, а сами колокола изготовлены на старинном заводе в Баварии. Церковные скамьи подарены кирхе общиной церкви Св. Ульриха, орган - общиной лютеранской церкви Св. Креста в Нюрнберге. Распятие Иисуса Христа на задней алтарной стене, и фигуры апостолов Петра и Павла, датируемые 18 веком, переданы в дар представителем католического Епископа Регенсбурга. 16 апреля 2010 года кирха была открыта для обозрения.

Современное здание копирует внешне своего предшественника, сгоревшего в пожаре. Кладка из кирпича приятных, теплых рыжеватых оттенков оставлена в своем естественном виде – без штукатурки и прочих излишеств. Впечатление портит разве что стоящее рядом, на углу улицы Новосельского и Лютеранского переулка, пятиэтажное здание общежития, выполненное в классическом советском стиле «бетонной коробки».

10 - Коблевская, 25.
Цирк.



История Одесского цирка начинается в 1879 году, когда на месте нынешнего построили здание цирка Альберта Саламонского. Оно было рассчитано на четыре тысячи зрителей, построено из камня и отапливалось паром. Однако просуществовало недолго, всего десять лет, и в 1889 году было разобрано. Это было решение крупного одесского предпринимателя, владельца пивзавода (сгоревшего «Гамбринуса») Вильгельма Санценбахера. Он и решил выстроить новый, современный цирк. Основой стали железные конструкции, специально заказанные в Германии, причем собирались они без сварки – на заклепках. Купол выполнен из гофрированного железа, обшитый войлоком и досками – для хорошей акустики. Особой гордостью была конюшня на 60 лошадей – выстроенная отдельным помещением. 25 января 1894 года цирк, прозванный Железным за обилие металла, был открыт. С 1917 года здание Одесского цирка стало собственностью городского совета. В 1925 году Одесский цирк получил статус государственного.

Есть несколько уникальных особенностей у этого здания. Прежде всего – это каркас, а, точнее, металл, из которого он сделан. Он не ржавеет вот уже сотню лет, не поддается сварке и… и его состав неизвестен. Еще одна особенность – это купол, расстояние от манежа до него ровно на три метра превышает стандартные 18 метров. И самое главное – Одесский цирк является не только самым старым на Украине и территории СНГ, но и во всем мире. Потому что стационарные цирки строили только в Российской империи и Китае, а в остальных странах обходились передвижными шапито.

Современное состояние цирка удручает. Внешне он потерял, пожалуй, не так много – большая часть архитектурных изысков дожила до наших времен. Но внутри дела обстоят гораздо хуже. Манеж находится в плачевном состоянии, полы прогнивают, со стен сыпется штукатурка, древние кресла давно уже пора менять… Если так пойдет и дальше – пожалуй, единственное, что останется от цирка – это его железный остов. Неразрушаемый металл может пережить все остальное здание.

11 - Торговая, 26.
Торговые ряды.




В 40-х годах 19 века по проекту архитектора Н. С. Козлова на улице Торговой появились двухэтажные торговые здания с открытыми галереями. Они прослужили полвека, пока в 1896 году их не сменили поистине огромные корпуса. Впечатляла их высота, размах – они занимали два квартала улицы. Кровля представляла из себя сложную конструкцию металлических ферм, покрытых стеклом. Таким мы видим здание сегодня – все то же величие, стекло сверху – правда, немного мутное и грязное, и косметический ремонт наружных стен.

В 1905 году в торговых рядах создали первую одесскую винодельческую станцию, которая впоследствии переросла в Институт виноградарства и виноделия им. В.Е. Таирова, о чем свидетельствует мемориальная доска на здании. В 1917 году в мясном корпусе рынка расположилась конюшня дивизии. В 1921 году в корпусах проводились собрания, митинги и концерты. В 1988 году один из корпусов сгорел – он до сих пор не восстановлен, до недавнего времени являясь стоянкой. Сейчас старое левое крыло снесли вместе со сгоревшей частью, и вроде как собираются отстроить заново, сохранив внешний вид.

12 - Садовая, 10.
Главпочтамт.



Почта Одессы не всегда находилась на Садовой. Первая контора, открытая в 1816 году, в течении семи лет не имела постоянного здания. Только в 1823 году она получила здание на углу Екатериненской и Жуковского, расширенное впоследствии путем постройки флигеля вглубь Екатериненской. Там Одесская пограничная почтовая контора – именно так в те времена звалась наша почта – существовала вплоть до своего переезда на нынешнее место, в 1898 году.

Кстати, городской почты до 1869 года в Одессе не было. Письма можно было отправлять в другие города и населенные пункты, но по Одессе – никак. Это несколько омрачало жизнь граждан, но все изменилось с приходом почтовой реформы – с появлением периодических изданий, на которые можно было подписаться, и которые доставлялись на дом. С 17 апреля 1869-го была открыта городская почта, а по городу разместили 12 почтовых ящиков.
По мере развития города и увеличения количества его жителей стал вопрос о переносе почты в новое, большее здание. Искали долго, безрезультатно, в конце концов, создали комиссию, которая выбрала именно Садовую улицу местом расположения будущего почтамта. Строительство продолжалось два года – со 2 апреля 1896 года, когда был заложен фундамент здания, до 24 апреля 1898 года, когда открыли и освятили здание почтовой конторы. На входах горожан встречали швейцары в парадных ливреях, работал бесплатный гардероб, а в главном зале действовало 26 окошек для приема корреспонденции.

Во время Великой Отечественной войны здание сильно пострадало – его фактически превратили в руины. Главпочтамт на время был размещен на Гоголя, 12. В 1956 году Минсвязи СССР утвердило проект восстановления здания. Но Главпочтамт вернулся на Садовую, 10 только шесть лет спустя. При реконструкции здание несколько «упростили», лишив его башенки над центральным входом, и маленьких «кукушатен» на углах. Сейчас здание хорошо выглядит как снаружи, так и внутри. В огромной зале царит прохлада и едва слышный гомон голосов. Высокий стеклянный потолок пропускает мягкий свет. А на входе – огромная коллекция марок.


13 - Пастера, 25.
Бессарабско-Таврический Земельный банк.



Посередине квартала от Торговой до Дворянской по улице Пастера расположилось двухэтажное серое здание. Оно выглядит мрачно и в то же время величественно. Мощные первый этаж и более легкий второй, с большими аркадными окнами и пилястрами между ними, множество лепных элементов и низенькая балюстрада под карнизом. И все это – в темном, холодном и тяжелом сером цвете. Перед вами один из наиболее известных и влиятельных банков Российской Империи – Бессарабско-Таврический Земельный банк.
Построено здание в 1887-1890, архитектор А. Г. Люикс. В 1899-1900 годах строительство завершали архитектор  С. А. Ландесман и инженер С. И. Рудницкий. К счастью, внешне здание сохранилось практически в первозданном виде. Не хватает разве что гордой надписи «Бессарабско Таврическiй Банкъ» на аттиках, да и сами эти элементы несколько пострадали. Балюстрада местами сбита, но лепнина, на удивление, цела. Внутри все обстоит гораздо хуже. Парадный вестибюль и бель-этаж выглядят неплохо, но второй этаж оставляет желать лучшего – обвалившаяся штукатурка, трещины, ржавчина и запущенное состояние. А некогда там был роскошный главный зал.
С 1924 года в здании открылся Одесский губернский партийный клуб – здесь читал свои стихи Маяковский. После войны тут размещался Физический институт Одесского государственного университета. В середине прошлого века в здании находился проектный институт «Гипропром», а во времена независимости снова появился какой-то малоизвестный банк. Сейчас здание числится административным, и стоит пустым и заброшенным.

14 - Пастера, 27.
Физико-химический отдел Университета - НИИ физики.



По соседству с бывшим банком расположилось здание физико-химического института Новороссийского университета, 1897 – 1899 годов постройки по проекту архитектора Н. К.  Толвинского. Об этом скромно напоминает старая надпись на фасаде (кстати, довольно редкая вещь в нашем городе. То ли не было принято так «рекламировать» архитектора, то ли посбивали все эти надписи…)

фото взято из интернета
Собственно, своего назначения здание не поменяло за более чем вековую историю. Сейчас это – корпус научно-исследовательского института физики университета им. Мечникова. Здание сохранилось полностью, включая все лепнины, балюстрады, башенки – даже надписи ФИЗИКА и ХИМИЯ по обеим сторонам главного входа на месте. Сделан добротный косметический ремонт, в результате которого НИИ сочетает темно-зеленый цвет стен и белый – декора.

15 - Дворянская, 2.
Императорский университет – Одесский национальный университет им. Мечникова.



Главный корпус университета Мечникова расположился по соседству, по адресу Дворянская, 2. Здание было построено в 1852-1857 годах, архитектор – А. С. Шашин. Изначально здесь был Ришельевский лицей, однако позже он переехал, а здание стало Императорским Новороссийским университетом, одним из самых престижных в Российской Империи. Кстати, нынешний Одесский университет также считается очень престижным учебным заведением.
С этим зданием связано много известных фамилий. Д. И. Менделеев начинал свою деятельность в Одессе, в стенах Ришельевского лицея. В создании Университета принимал участие русский хирург Н. И. Пирогов. Здесь преподавал лауреат Нобелевской премии, человек, чьим именем теперь назван университет – И. И. Мечников. В. П. Филатов также работал преподавателем. Тут учился С. Ю. Витте, премьер-министр Восии в начале двадцатого века. Имена многих увековечены на мемориальных досках здания.
Корпус, как и предыдущий герой нашей прогулки, сохранился замечательно – очевидно, что к зданиям такого рода относились хорошо и с умом. Сменились разве что герб и надпись на фасаде, да решетка балкончика на втором этаже (если хорошо рассмотреть старую фотографию, можно заметить, что нынешняя обрешетка балкона – не что иное, как ограда с двух сторон от парадного входа). Приятно радуют и сохранившиеся двери и окна.

16 - Дворянская, 1-3.
Благородное собрание – Одесская государственная академия холода.



На месте ныне существующего здания некогда располагалось Благородное собрание – клуб, в котором поначалу числились верхушки общества. Они устраивали балы, засиживались над карточными играми… Со временем попасть туда стало гораздо легче и для людей более низкого статуса. Затем Собрание поменяло свое местоположение, и на месте здания возвели новое – в 1936-1938 годах, архитектор А. Б. Минкус.
Наиболее известен этот дом тем, что во время обороны Одессы здесь базировались моряки-разведчики. Мемориальная доска с перечнем фамилий расположилась на торцевой стене. Восьмой по счету, Григорий Поженян, впоследствии снял фильм «Жажда», рассказав о группе разведчиков (тех самых, чьи фамилии сухим перечнем выбиты на мемориальной доске). Они во время обороны Одессы от фашистских захватчиков в 1941 году дали изнывающему от жажды городу воду, захватив ненадолго Беляевскую насосную станцию.
Нынешнее здание выше своего предшественника, и лишено каких-либо изысков – ни лепнины, ни декора.

17 - Пастера, 62.
Евангельская Пресвитерианская церковь.



В Одессе реформаторы существовали давно, и общину составляли немцы и французы. В 1850 году император Николай I предоставил им место для постройки храма. 13 июня 1851 года началось строительство храма. Однако успели лишь заложить фундамент и начать стены – дальше финансы закончились. В глубине двора построили здание, нижние этажи которого было отданы школе и библиотеке, а верхние – молитвенному залу, в котором позже расположили орган.
Время шло, и здание стало слишком маленьким – община реформаторов очень быстро расширялась. 30 апреля 1895 года заложили новое здание, частично использовав старый фундамент. План строительства составлял петербургский архитектор В. А. Шретер, строительство осуществлял инженер Х. Скведер, а архитектором был знаменитый А. О. Бернардацци. Новый храм был трехэтажным. На первом этаже располагались машины для парового отопления здания, на втором жил пастор и аж на третьем был молитвенный зал. Строительство было окончено в 1896 году, а в 1900 году храм окончательно отделали и освятили.
В 1917 году, после распада реформаторской общины, в здании открыли кукольный театр. Впоследствии храм вернулся к Евангельской реформатской пресвитерианской общине города. Сейчас в храме проводятся богослужения по средам и воскресеньям.


18 – Преображенская, 13 (Елисаветинская, 20)
Дом Имбера




Удивительная вещь: если обычно про одесские дома выдающейся и ошеломляющей архитектуры известно многое, то дом Имбера (в некоторых источниках - Инбера) – исключение в этом правиле. Источники дают сухую сводку – доходный дом построен в 90-х годах девятнадцатого века, архитектор – С. А. Ландесман. И все. Даже о человеке, чье имя носит дом – о некоем гражданине Имбере – ничего не известно. Предполагают, правда, что он был в родстве с мужем поэтессы Веры Шпенцер, после замужества ставшей Имбер, но точно этого никто не знает.

На старой фотографии мы видим шикарный четырехэтажный особняк – первый этаж отдан магазинам, второй и третий богато украшены лепниной, над карнизом расположились изящные скульптуры. И самая великолепная часть здания – огромная балконная ниша на углу, высотой на все четыре этажа. Причудливая вязь решеток, фигуры атлантов и кариатид в выемки и просто фантастический купол, венчающий это великолепие. Богатейшее украшение лепниной, необычайно гармонично смотрящееся на здании, вся эта ажурность, утонченность и легкость…
Сейчас от этой роскоши мало что осталось. Дом приведен в более-менее приличный вид, он выкрашен и отреставрирован, но… Лепнина третьего этажа и балконов, скульптуры на крыше и сам купол – все уничтожено. Оставшееся напоминает о былом великолепии, фасад смотрится пусто, особенно, если знаешь, каким он был раньше. Дом нынче жилой, со сдающимися в аренду офисными помещениями.

19 – Преображенская, 23
Кафе Либмана



Этот дом одесситам хорошо известен – так же как и его сосед, многострадальный дом Руссова. Об этих зданиях можно вести длинный, интересный и захватывающий рассказ, о них можно говорить часами, обсуждать, рассуждать… И история эта будет печальной. Очень – потому что показывает, какое наплевательское отношение имеют люди, в чьих руках сосредоточена власть, к шедеврам архитектуры города. И потому, что здания, скорее всего, уже обречены.
В 1887-1888 годах по проекту архитекторов  А. Ниеса, Э. Меснера и И. Моргулиса на углу Преображенской и Садовой был построен доходный дом. Как и многие дома Одессы, он изобиловал лепными элементами, но главной его особенностью была скульптурная группа на крыше. Дом был известен благодаря пекарне и кондитерской, расположенных на первом этаже, и кафе с бильярдной. Все это принадлежало одесскому предпринимателю Бернгарду Эрнестовичу Либману. Кафе, между прочим, было оборудовано по последнему слову тогдашней техники – с применением электрического освещения.
После революции верхние этажи и мансардные помещения были переделаны под коммуналки, а первый этаж в разное время занимали различные организации – сберкасса, издательство, букинистический магазин… Сейчас здание, числящееся памятником архитектуры, находящееся практически в самом сердце Одессы, неподалеку от Дерибасовской, находится в аварийном состоянии и требует не просто срочного – а немедленного капитального ремонта. И причина, к сожалению, не в самом здании – внешне оно довольно хорошо сохранилось, да и скульптуры на крыше все еще стоят, созерцая Одессу с высоты птичьего полета… Главная проблема – в соседе, доме Руссова. Это не менее великолепное здание давно завешано лесами, несколько раз горело и сейчас находится в ужасающем состоянии. Если верить экспертам – а как им не хочется верить! – то здание уже обречено, и простой реставрацией здесь не обойтись. В случае с домом Руссова надо снести имеющийся остов и отстроить здание заново, с нуля, заменив даже фасад, потому как старый имеет огромную трещину и не способен нести нагрузку. Имеется проект, предусматривающий полное восстановление памятника архитектуры, и даже были начаты работы, но… очевидно, кто-то положил глаз на землю, и проект так и повис в воздухе – власти не дают добро на продолжение работ и спасение уникального здания. А тем временем разрушающийся дом Руссова «убивает» своего соседа, дом Либмана. Если в ближайшее время этими двумя зданиями не займутся – Одесса потеряет две свои жемчужинки.
О доме Либмана и его многострадальном соседе можно говорить долго. Но, знаете, - это больно – видеть рушащийся на глазах шедевр. Так хочется однажды проехать мимо Садовой по Преображенской – а дома Либмана и Руссова стоят как новенькие…

Дом Руссова перед пожаром 2009 года

Проект восстановления дома Руссова
Интересную статью про дом Руссова можно прочитать здесь.

20 – Соборная площадь.
Памятник графу Воронцову и Одесский Спасо-Преображенский кафедральный собор



Многие ли современные жители Одессы знают, чем обязан их город генерал-губернатору и Светлейшему Князю Михаилу Семеновичу Воронцову? Не знаю. Однако именно благодаря ему Одесса приобрела столь значимое торговое назначение, благодаря ему она стала воротами в мир, благодаря ему благосостояние города достигло высот. Воронцов, прожив часть жизни в Одессе, скончался здесь же, 6 (18) ноября 1856 года. А спустя семь лет ему был воздвигнут памятник.
Пожертвования на памятник поступали из всех уголков Российской империи. Проект монумента заказали мюнхенскому скульптору Фридриху Бруггеру, архитектором выступил Франц Боффо. Бронзовые части заказали в Германии, а с пьедесталом возникли трудности. Начались они с нехватки средств на добычу каменных глыб, потом оказалось, что транспортировать их (а добыча велась аж в Крыму) гораздо труднее, чем добыть, далее последовали три месяца доставки материала к крымскому побережью, во время которой взрывали скалы и засыпали овраги, после ждали полного штиля на Черном море для погрузки глыб на корабль, а впереди была еще и доставка камней на Соборную площадь… Но все завершилось благополучно, трудности были преодолены, и 9 ноября 1863 года был открыт памятник генерал-губернатору Новороссийского края и Бессарабской области, генерал-фельдмаршалу Светлейшему князю Михаилу Семёновичу Воронцову. Прочитали молебен, произнесли несколько речей, дали салют. Памятник прижился, был принят одесситами (отмечали необыкновенное сходство монумента с «оригиналом») и стал достопримечательностью.
Семьдесят лет спустя, с приходом советской власти, два главных символа Соборной площади – собор и памятник – готовились к уничтожению. Начали со святого – урны с прахом Воронцова и его жены Елизаветы были выброшены на улицу, а могилы мародерски разграблены. Но стараниями одесситов – и жизнью одного из них, шофер Никифора Ярового, прах был тайно вывезен на Слободское кладбище и захоронен там. Ярового за это расстреляли. В 2005 году прах вернули в восстановленный собор, на то же место, где он изначально покоился.
Так вот, вернемся к памятнику. Разрушив собор, приступили к нему. Пригнали трактор, набросили на памятник мощную цепь. Трактор сдвинулся с места, цепь натянулась до предела и… лопнула. А Воронцов, мудрый, красивый и спокойный, остался стоять на тяжеленном пьедестале из крымского гранита, сверху вниз глядя на людей, пытающихся разрушить память о нем. Памятник оставили на месте, и он сохранился до наших дней, на Соборной площади рядом со Спасо-Преображенским собором.



Сам же собор – ровесник Одессы. Когда в августе (по новому стилю – в сентябре) 1794 года состоялось торжественное освящение «новорожденного» города, освятили и место строительства церкви Николая Чудотворца. А год спустя был заложен первый камень прародительницы кафедрального собора – маленькой церквушки. Архивы говорят, что строительство каменного собора было поручено архитектору  В. Вонрезанту, и в ноябре 1795 года была освящена закладка собора во имя того же святого. Храм должен был быть построен за два года – но после смерти Екатерины II, приказом Павла I сооружение храма, как и другие строительные работы в Одессе, прекратились. В январе1803 года градоначальником Одессы стал Ришелье, и он подал в Петербург на утверждение планы двух церквей из шести строящихся, добившись разрешения на постройку и выделения средств из государственной казны. Строительство продолжилось, и 25 мая 1808 года законченный собор был освящен, получив «имя» Спасо-Преображенского.
В 1825 году был разработан проект колокольни, стоящей отдельно от собора, а сама она была построена в 1837 году. После этого последовали реконструкции здания – первая была проведена в 1841 году, когда старую церковь и колокольню объединили трапезной частью. К этому времени собор стал кафедральным, что требовало увеличения площади. Частичные реконструкции собора производились в 1870-1880 годах, а в 1894 году сделали капитальный ремонт. В 1900-1903 годах, в ходе масштабной реконструкции был изменен фасад, выстроены два боковых купола, к восточному фасаду пристроили портик, украсили колокольню. Внутренний вид очаровывал и захватывал дух обилием света и пространством, колоннами и полом из белого мрамора, иконостасом из серого полированного мрамора и высотой колокольни – 72 метра.
В мае 1936 года собор был разрушен советской властью как объект, не представляющий архитектурной ценности. По воспоминаниям очевидцев, это было одинаково страшно и впечатляюще. Все имущество вывезли, разграбили могилу четы Воронцовых, чудом удалось спасти их прах, огромный колокол оставили посреди площади… В день разрушения Соборку оцепили войсками, оттесняя толпы жителей города. Поскольку блоки, составлявшие стены собора, были скреплены раствором на яичном желтке, и их разделить было просто невозможно, приняли решение взорвать колокольню так, чтобы она упала на собор и разрушила его. Расчет удался. Собор рухнул, сотрясая округу грохотом, рухнул, повыбивав стекла на близлежащих улицах, рухнул на глазах у тысячи одесситов…
Храм умер на почти семьдесят лет. В 1996-1999 году провели раскопки, в ходе которых нашли старый фундамент собора. 5 сентября 1999 года начало строительства было освящено и объявили конкурс на выполнение строительно-реставрационных работ, который выиграла компания «Стикон». 1 февраля 2000 года строительство было начато. В конце апреля того же года заложили первый камень в основании колокольни, которая была торжественно открыта 6 января 2001 года, в канун Рождества Христова. Собор считается полностью построенным в день принятия его в эксплуатацию – 18 марта 2005 года. В ноябре 2005 прах Воронцовых вернули в восстановленный собор и перезахоронили в нижнем Храме точно под тем местом верхнего Храма, где останки покоились восемьдесят лет. В 2008 году на колокольню воздвигли 14-тонный колокол, который звучит с 3 сентября 2008 года.
Сейчас здание собора – величественное и красивое украшение Соборной площади. Вместе с памятником Воронцову оно напоминает одесситам об истории их города.



21 – Воронцовский переулок, 2.
Воронцовский дворец.




Воронцовский дворец открывает Приморский бульвар с северо-западной стороны, возвышаясь на небольшом плато. На плане двухсотлетней давности на его месте находятся казармы. Позже появляется небольшой домик помещика Куликовского, тогдашнего владельца территории. А в 1826 году, когда участок переходит М. С. Воронцову, там начинается строительство дворца по проекту знаменитого архитектора Ф. К. Боффо. Помимо главного здания усадьбы, сооружается целый ансамбль зданий – хозяйственное крыло, Орловский корпус (уничтожен в 1944 году), конюшня с манежем и, конечно же, знаменитая бельведер-колоннада, с которой открывается великолепный вид на город. Полностью комплекс закончили в 1834 году.
Во время Крымской войны, а, точнее, 10 апреля 1854 года, англичане на пару с французами бомбардировали Одессу. Поскольку дворец располагался на возвышенности, он был удобной и легкой мишенью для пристрела с судов эскадры. За один-единственный день здание практически стало руинами – по скромным подсчетам, на владения Воронцова обрушилось порядка двух сотен ядер. Сам граф, узнав о происходящем, просил спрятать редкие книги, которые считал самым большим сокровищем своего дворца.
Дворец восстановили, и спустя более чем полвека он превратился в частную мужскую гимназию. Учебным учреждением дворец пробыл до 1917 года, когда в нем разместился центр восстания Одессы “Советов рабочих и солдатских”, а затем – штаб Красной гвардии. Это не способствовало сохранению уникальных интерьеров дворца – большая их часть была вывезена в Алупку, в Крымский Воронцовский дворец. После Гражданской войны здание использовалось для проведения шахматных соревнований, было Домом пионеров, в нем давали Большую елку в новогодний вечер 1937 года…
Во времена Великой отечественной войны был разрушен Орловский корпус и Зимний сад, а уцелевшие здания едва стояли, изрешеченные снарядами и картечью. В 50-х годах дворец отреставрировали, сохранив все его стилистические элементы за исключением одного – чугунной решетки забора, кованной в Петербурге. В 1961 году здание Воронцовского дворца сменило свое имя на название Дворца пионеров, позже к нему добавили имя героя-подпольщика Великой отечественной войны Яши Гордиенко, а в 2000 переименовали в городской Дворец детского и юношеского творчества.
В 2005 году была проведена небольшая реставрация, а в 2012, в начале года – и вовсе полностью обновили здание.

22 – Приморский бульвар.
Памятник Дюку де Ришелье, Потемкинская лестница.



Приморский бульвар до 1919 года именовался Николаевским, а до 1945 г. — бульваром Фельдмана. Он  расположен на краю городского плато, начало свое берет от Думской площади и заканчивается у Воронцовского дворца, перетекая в Бульвар Искусств (ныне бульвар Жванецкого, но не поворачивается у меня язык так его называть). По сей день он – одна из визитных карточек города, неизменная остановка любой туристической прогулки. Застроена лишь одна его сторона, вторая же – крутой склон, ведущий к порту, Лунный парк.



Памятник герцогу де Ришелье, или, по-нашему, по-одесски – просто Дюк, представляет собой бронзовый монумент в полный рост, посвящён градоначальнику Одессы, одному из ее отцов, Арману Эммануэлю София-Септимани де Виньеро дю Плесси, графу де Шинон, 5-му герцогу Ришельё, известном в России как Эммануил Осипович де Ришелье. Кстати, этот памятник – первый, установленный в городе.
Ришелье считался жителями Одессы одним из основателей города – хотя на момент назначения его на пост градоначальника Южной Пальмире было уже восемь лет. Именно благодаря ему Одесса стала крупным портом, активно развивалась и росла. Когда в 1822 году одесситы узнали о смерти герцога в Париже, граф Ланжерон призвал население начать сбор средств на сооружение памятника Ришелье. В следующем году Воронцов заказал памятник известному скульптору И. П. Мартосу.
30 июня 1827 года заложен памятник - бронзовый Ришелье в римской тоге со свитком в руке смотрит на море, и надпись на фасаде постамента: «ГЕРЦОГУ ЕММАНУИЛУ ДЕ РИШЕЛЬЕ УПРАВЛЯВШЕМУ СЪ 1803 ПО 1814 ГОДЪ НОВОРОССIЙСКИМ КРАЕМЪ И ПОЛОЖИВШЕМУ ОСНОВАНIЕ БЛАГОСОСТОЯНИЮ ОДЕССЫ БЛАГОДАРНЫЕ КЪ НЕЗАБВЕННЫМЪ ЕГО ТРУДАМЪ ЖИТЕЛИ ВСЕХЪ СОСЛОВIЙ СЕГО ГОРОДА И ГУБЕРНИЙ ЕКАТЕРИНОСЛАВСКОЙ ХЕРСОНСКОЙ И ТАВРИЧЕСКОЙ ВОЗДВИГЛИ ПАМЯТНИКЪ СЕЙ ВЪ 1826 ГОДѣ ПРИ НОВОРОССIЙСКОМ ГЕНЕРАЛЪ-ГУ-БЕРНАТОРѣ — ГРАФѣ ВОРОНЦОВѣ»
Во время Крымской войны памятник пострадал – в постамент попал осколок ядра, взорвавшегося в считанных метрах от Дюка. Позже повреждение прикрыли латкой, стилизованной под круглый снаряд.
Пожалуй, самая известная одесская шутка, связанная с памятником – это указание посмотреть на него с канализационного люка. При таком ракурсе свиток в руке герцога напоминает… ну, думаю, кто не знает – догадается =)



Молодой Одессе, как портовому городу, нужен был спуск к морю. Изначально волны шумели прямо возле Николаевского бульвара, но со временем его оттеснили портовые сооружения и Приморская улица. Спускались к морю сначала по протоптанной тропинке, позже – по деревянной летнице. В 1825 году Ф. К. Боффо совместно с А. Мельниковым и Потье, спроектировали гигантскую лестницу, построенную в 1837—1841 инженерами Уоптоном и Ю. Морозовым. Воронцов, кстати, распорядился построить лестницу в подарок своей жене Елизавете, что обошлось ему в 800 тысяч рублей (большие деньги даже по современным меркам, что уж говорить про те времена). Лестницу построили на месте тропинки – так гласит одесская легенда.
Немного сухих цифр: длина лестницы 142 метра, она состоит из 192 ступеней (изначально их было 200) и 10 пролетов. Основание шириной 21,7 м шире верхней части шириной 12,5 м. если смотреть на лестницу снизу, то виден только каскад ступеней, если сверху – видны только площадки. Своим именем она обязана броненосцу Черноморского флота Императорской России «Князь Потемкин-Таврический», который в 1905 году стал на якорь в одесском порту. Когда спустя два десятилетия С. Эйзенштейн снимал в Одессе фильм по тем событиям, одним из ключевых мест он выбрал именно Гигантскую лестницу. Так за ней и закрепилось название Потемкинской, хотя в свое время как только она не называлась – Портовая, Бульварная, Большая, Гигантская, Воронцовская…
Склоны под бульваром со временем терассировали, раскинув там парк невиданной красоты. Узкие аллеи, фонтаны и клумбы, невысокие деревца… И возле самой Лестницы – кафе, на крыше которого, вровень с бульваром, были столики… Сейчас парк – это разбитые аллеи, дремучие заросли высоких деревьев, да и кафе больше нет – одни руины, так и норовящие и вовсе превратится в груду ракушняка…



На бульваре селилась элита Одессы. Здесь строили дома Потоцкий, Нарышкин, Марини, Серато, Зонтаг, Золотарев, Маюров, Вагнер и многие другие.

23 – Екатериненская площадь.
Памятник основателям Одессы



Далекий и забытый 1794 год. 7 июня императрица Екатерина II издает указ об основании города и гавани на месте Хаджибея. 2 сентября того же года после освящения строительных площадок забиваются первые сваи в основание города. Город строится по плану инженера-полковника российской армии Франца Деволана. Историю города пишут де Рибас, Потемкин, Зубов…
В знак благодарности матери-основательнице Одессы, Екатерине II, горожане возводят памятник на площади, расположенной за Приморским бульваром. Не забывают и про четырех ее сподвижников, фамилии которых перечислены выше. Проектом занимались известные люди: архитектор Дмитренко Ю. М, скульптор Попов М. П. инженер Сикорский А. А. при участии скульптора Эдуардса Б. В. На треугольной одноименной площади появляется величественный памятник. Екатерина смотрит в город, левой рукой указывая на порт. Ниже, с четырех сторон колонны, на которой стоит императрица – де Волан,  де Рибас, Потемкин и Зубов. Рядом с памятником – небольшая зеленая зона, клумбы и скамейки.
Памятник простоял двадцать лет. После революции большевиков он был демонтирован, статуи «отцов» города хранились в краеведческом музее, а статуя великой императрицы была частично уничтожена. Согласно легенде, бронзовые фигуры хотели переплавить в снаряды, но солдаты решили, что негоже иметь снаряды не пролетарского происхождения. В 1965 году на площади был установлен памятник матросам броненосца «Потемкин».
По прошествии 87 лет памятник вновь вернулся на свое законное место, а «Потёмкинцев» перевезли на Таможенную площадь к входу в одесский порт. Большая часть фрагментов памятника Екатерине II — подлинники. Заново была изготовлена только голова императрицы. Как это водится в нашей стране, открытию памятника предшествовали митинги, сборы и акции протеста – многие видели в Екатерине человека, уничтожившего Запорожскую Сечь, многие – чуть ли не врага украинского народа. А вот о том, что без ее указа не было бы Одессы – почему-то не вспомнили.



24 – Думская площадь, 1.
Старая биржа - Одесский городской совет.




Ну вот, мы с вами возле святая святых одесской власти – возле здания мэрии. Вот уж не знаю, пускают ли простых смертных внутрь, брать здание «на абордаж» пока не пробовала.
Зданию почти две сотни лет – его строили с1829 по 1837 годы по проекту архитектора Ф. К. Боффо. Изначально оно использовалось Одесской товарной (Старой) биржей, и было некоей импровизацией архитектора на тему античности – внешним видом оно так и просится куда-то в Грецию… Изначально главный фасад занимали два ряда колонн, а за ними размещался открытый дворик, мощенный каменными плитами. Ризалиты и задний фасад прорезали огромные, в два этажа, полуциркульные окна. Однако, для расширения площади, необходимой для банковских операций, здание было перестроено. Случилось это в 1871-1873 годах. Архитектор Ф. И. Моранди заменил второй ряд колонн фасада стеной с парадным входом, перекрыл дворик и перестроил его в Белый зал, соединим с биржевым (Розовым) залом через колоннаду, возведенную на месте наружной стены здания. Огромные полуциркульные окна были заложены кирпичом, зато фасад обогатился скульптурой и лепкой.
Здание пострадало во время войны – правое крыло было разрушено попавшими в него снарядами, разворочены стены и перекрытия… В 1946-1949 годах его реставрировали и даже немного реконструировано, изменив планировку и увеличив число рабочих помещений. Восстановили Розовый зал – практически в первозданном виде, а Белый зал отстроили фактически с нуля.




Хоть ныне здание и является мэрией, о его биржевом прошлом напоминают две скульптуры руки одесского скульптора Луиджи Иорини, расположенные в нишах по краям здания: Церера (слева) - богиня плодородия и земледелия, и Меркурий (справа) - покровитель купцов и путешественников. Над колоннадой, как символ непрерывного бега времени, расположились две женские фигуры – День и Ночь. Под ними – часы, сделанные в 1886 году в Лондоне фирмой "Смит и сыновья" по спецзаказу городской Думы. Диаметр их циферблата составляет 2 метра, масса не много не мало – полторы тонны. Во время войны, когда здание горело, они упали, и восстановили часы только в 1946 году. Каждые пол часа куранты играют отрывок из оперетты «Белая акация» И. Дунаевского - мелодию «Одесса, мой город родной». Кстати, эта же мелодия встречает и провожает одесситов и гостей города на железнодорожном вокзале. К вокзалу мы еще придем в одном из следующих выпусков, а пока двинемся дальше – к археологическому музею.

25 – Ланжероновская, 4.
Городская библиотека - Одесский государственный археологический музей.



Казалось бы – достаточно известное здание, интересное внешне, с музеем внутри – но касательно него архивы предательски немногословны. Выдают лишь основные сведения: построено в 1883 году по проекту архитектора Ф.В. Гонсиоровского, изначально планировалось под библиотеку, потом туда «затесался» еще и музей.
Парадный вход здания, его колонны, архитрав с надписью «Музей» (на старой открытке – «Городская публичная библиотека») и треугольный фронтон – еще одно напоминание об античности, так гармонично вписывающееся во внешний облик Одессы.


26 – Ланжероновская, 8.
Дом Навроцкого.



Оставив позади музей, давайте поднимемся вверх по Ланжероновской, пройдем мимо Оперного театра – ему немного позже будет посвящена отдельная статья – и остановимся возле богато украшенного скульптурами и лепниной дома Навроцкого, одной стороной выходящего на дворик Пале-Рояль. Восьмой дом улицы сооружен в 1891 году по проекту архитектора И.Ф. Яценко. Некогда на его месте находилась лавка купца К. Меля, которая была частью торговых рядов, построенных в 1841-1843 гг. по проекту архитектора Д. Торичелли. Эти торговые ряды одесситы, обожавшие проводить аналогии между Одессой и Парижем, назвали Пале-Роялем, и это просторечное название так гармонично вплелось в говор жителей, что прижилось, наверное, на века. Мало кто из одесситов знает, что сорок лет – с 50-х по 90-е года прошлого века –  Пале-Рояль именовался сквером имени Чарльза Дарвина. Какой там Дарвин, у нас тут кусочек Парижа!Со временем торговые ряды сменились жилыми зданиями. Дом из красного кирпича и ракушечника принадлежал владельцу, издателю и редактору одной из самых популярных газет в Одессе "Одесского листка" Василию Васильевичу Навроцкому. Начав карьеру простым наборщиком в типографии, он скопил деньги и начал издавать свою собственную газету, сначала размером в один лист, а со временем превратившуюся в одну из самых солидных газет города. В 1892 году был достроен третий этаж здания – для конторы и редакции «Одесского листка», а четыре года спустя к дому присоединили еще и лавку.
Газета была закрыта в 1920 году, через девять лет после смерти Навроцкого, и с тех пор дом потихоньку приходил в запустенье. Место «Одесского листка» заняла газета «Одесский коммунист», потом – «Станок», а до недавних лет там находился местный ЗАГС. Дом ветшал, разрушался потихоньку, пока в начале 21 века ему не сделали капитальный ремонт, вернув, наконец, первоначальный облик. К сожалению, одну маленькую деталь так и не восстановили – часы на башенке, хорошо видимые на старой открытке. Дом Навроцкого был одним из немногих зданий старой Одессы, имевших часы. От них осталось лишь мансардное окошко, да и купол выше сменился на безвкусную «луковицу»… Плюс невесть откуда взявшийся четвертый этаж, с явным трудом пытающийся вписаться в стиль здания. А в общем и целом – пожалуй, этому дому еще повезло.

27 – Пушкинская, 15.
Отель «Бристоль» - Гостиница «Красная» - Отель «Бристоль».




Налюбовавшись на дом Навроцкого, давайте пройдем три квартала по Пушкинской. Перекресток улицы с улицей Бунина не может не впечатлить – две жемчужины в одном месте. Начнем с четырехэтажного здания, грандиозного, величественного, захватывающего дух и поражающего воображение – с гостиницы «Бристоль».
Построенная в 1898-1899 годах по проекту архитекторов Александра Бернардацци и Адольфа Минкуса, она была первой четырехэтажной гостиницей Одессы. Еще тогда, в самом начале, заведение позиционировалось как элитное - 100 номеров стоимостью от 1 руб. 50 коп. до 15 рублей в сутки (что по тогдашним меркам было довольно крупной суммой), телефоны в каждом, вышколенная прислуга... Особо отмечали ресторан с обедом из пяти блюд, стоимостью 1 руб. 25 коп. Отель по праву считался одним из самых благоустроенных и лучших в России. В нем останавливались знаменитости – Иван Бунин, Вера Холодная, Теодор Драйзер…


После революции отель был закрыт, а здание быстро пришло в упадок. Шикарные номера переоборудовали в кабинеты для рабочих железной дороги. Во времена НЭПа гостиницу возродили под именем «Красная» - в честь Красной армии, Красного знамени и Красной площади в Москве. И снова – огромную популярность завоевал одноименный ресторан при гостинице, в котором бывали Исаак Бабель, Зиновий Герд и Владимир Высоцкий.
В 2002 году здание было закрыто на полную реконструкцию. Долгие восемь лет оно стояло в строительных лесах и монтажных сетках, пока в декабре 2010 снова не открылось – как пятизвездочный отель с возрожденным названием «Бристоль».
Кстати, с отелем в советские времена была связана одна любопытная история. Есть у Одессы город-побратим – Йокогама в далекой Японии. Прислали они нам как-то в качестве подарка краску, специально для «Красной». Советские рабочие покрасили фасады, и спустя не такое уж долгое время свежее покрытие начало лущиться и облазить. Возмущенные власти направили жалобу в Йокогаму – мол, что это вы нам за подарок такой сделали? Японцы, и сами удивленные, отправили в Одессу своего эксперта. Тот взял образец краски прямо с фасада, в переносной маленькой лаборатории поколдовал над ним, похимичил и констатировал, что японской краски там – от силы половина. Куда делась остальная часть японского подарка, доподлинно не известно…

28 – Бунина, 15.
Новая Биржа – Одесская филармония.



Ну как, рассмотрели «Бристоль» со всех сторон? Да? Тогда предлагаю взглянуть на вторую жемчужинку – к тому же, идти никуда не надо. Напротив отеля расположилось здание, кладкой стен фасада, витыми колоннами из белого мрамора, витражами и спокойным великолепием напоминающее венецианский Дворец Дожей. Разрешите представить – перед вами одесская филармония, бывшее здание биржи.Согласно одесской легенде, банкиры и экспортеры выписали из Италии архитектора Бернардацци, и заказали ему здание биржи. Особым пожеланием был зал – лишенный всякой акустики, чтобы рядом сидящий человек тебя не слышал. Архитектор долго ломал голову над пожеланием клиентов, и в конце концов нашел выход. Зал биржи был поистине уникален – при общей замечательной проходимости звука он добился эффекта «глухоты ближнего». Это можно наблюдать и сейчас – говорящего со сцены прекрасно слышно в любом уголке зала даже без применения усилителей, зато шуршание, скажем, обертки конфеты, которую решил съесть ваш сосед, так и не долетит до вашего уха.Однако, легенда легендой, а правда о создании биржи все таки немного иная. В 1891 году городские власти объявили всемирный (!) конкурс, на котором из тридцати работ выиграл проект начинающего венского архитектора В. И. Прохаски. Доработать сей проект поручили Бернардацци, который впоследствии и руководил процессом строительства с 1894 по 1899 годы. Имя великого архитектора увековечено в названии ресторана при филармонии, а его бюст и памятная доска установлены в нише центрального входа в здание в 1900 году – как подарок благодарных одесситов «в ознаменование 50-летней деятельности архитектора строителя биржи». По обе стороны от бюста, на мраморных колоннах, вырезаны имена тех людей, кому здание обязано своим чарующим обликом: мраморщиков, скульпторов, резчиков по дереву, художников.
Если посмотреть на высокую резную дверь с бронзовыми ручками в виде драконов, расположенную со стороны Пушкинской улицы, то над ней увидите годы строительства здания. Над парадным входом еще можно разобрать нещадно замазанные слоями краски медальоны гербов Одессы, Бессарабской, Таврической, Екатеринославской и Херсонской губерний, символизировавших престиж Новой биржи. Кстати, в свое время уникальному внешнему виду биржи угрожало уничтожение – власти намеревались провести реконструкцию здания с полным изменением фасада, однако этому решению воспротивились не только инженеры, но и простые одесситы.
В 1937 году в Одессе основали Государственную областную филармонию, изначально как филиал Харьковской, впоследствии уже как самостоятельную организацию. Ей передали симфонический оркестр и в 1946 году – здание Новой биржи. С тех пор назначение здания не менялось.


Интересный фоторепортаж в двух частях можно глянутьздесь и вот здесь.


29 - Канатная, 23.
Сабанские казармы.



Здание появилось в Одессе в 1827 году. Его построили по заказу польского магната Сабанского, которому нужно было зернохранилище в Одессе. Три года спустя, за участие в польском восстании, Сабанского лишают всего имущества, впрочем, милостиво ограничившись лишь этим и сохранив экс-магнату жизнь и свободу. Зернохранилище передается военному ведомству, и используется как казармы.
В 1918-1920 годах здание отдается под только что открывшийся политехнический университет. Сейчас здесь расположились казарма и учебный корпус Одесского государственного университета внутренних дел.
В длину здание занимает ни много ни мало 140 метров. Фасад хорошо виден с дальнего расстояния благодаря крутому спуску к Карантинной балке. Кстати, внешне фасады напоминают казармы Павловского полка, построенные по проекту архитектора В. П. Стасова в Ленинграде.


30 - Жуковского угол Деволановского спуска.
Новиков мост.



Новиков мост - старейший из каменных мостов Одессы. Он сооружен в 1822-1824 годах по проекту знаменитого одесского ученого и инженера Жюста Гаюи. Инициатива строительства принадлежала, как нетрудно догадаться, Новикову - купцу и подрядчику стройки. Кроме общественного интереса - удобства перемещения между улицами города, этот человек преследовал еще и личную выгоду: он был владельцем канатного завода (именно ему улица Канатная обязана своим названием), и мост связывал его завод и центр города по улице Жуковского (тогда - Почтовой).
Мост - один из немногих старых мостов Одессы, имеющий приличный вид. А все - благодаря капитальной реставрации 2009 года.
Кстати, если кому интересна тема одесских мостов - а эта тема обширна и достойна внимания - советую заглянуть вот сюда. Любопытная статейка.

31 - Жуковского, 18.
Бродская синагога - Государственный архив Одесской области.



Серое здание на углу улиц Пушкинской и Жуковского. Величественное, монументальное здание снаружи - и развалина внутри. Уникальная архитектура, медленно и верно рушащаяся у нас на глазах... Когда-то в этом здании играл орган и раздавались молитвы одесских евреев. Сейчас там пылятся полки архивов.
В далеком 1863 году состоялось заседание одесского строительного комитета и членов еврейской молитвенной школы по вопросу строительства Бродской синагоги. Городская власть дала разрешение на возведение здания. Проектом руководил архитектор И. Н. Колович, задумавший построить компактное здание в стиле итальянской готики. Оно строилось на деньги еврейской общины из города Броды, чем и обязано своим названием. Основным материалом был ракушняк - доступный и недорогой материал, из которого строилось большинство домов старой Одессы. Правда, тогда никто не знал, что дешевый строительный материал сослужит плохую службу культовому сооружению - из-за постоянных перестроек внутри здания и регулярных осадок грунта под его фундаментом по ракушечниковым стенам поползли трещины...
Во время Второй мировой румынские оккупанты зашли в Одессу. Они и переоборудовали синагогу в архив, и с тех пор, с их подачи, здание и поныне числится архивом, сменив за это время с десяток вариаций названий. При советской власти внутренняя часть здания многократно перестраивалась, и сейчас уже мало что напоминает об изначальном облике, задуманном Коловичем.
В 2006 году здание было внесено в перечень памятников архитектуры, но чересчур поздно: за три года до этого зданию был присвоен статус аварийности. Впрочем, если бы его причислили к числу памятников архитектуры раньше, вряд ли что-то было иначе. Синагога неторопливо разрушается, ставя под угрозу не только архитектурную память, но и память историческую - госархив.

32 - Привокзальная площадь.
Одесский железнодорожный вокзал.



Одесский железнодорожный вокзал - вещь тупиковая. Это известно каждому одесситу и тем гостям города, которые приезжали в Одессу поездом. Рельсы заканчиваются меньше чем в сотне метров от здания вокзала. Поезд приходит в Одессу, выпускает пассажиров, а затем к последнему вагону цепляется тягач, который уводит состав "задом наперед" на отстой. Иначе на нашем вокзале не развернуться, да и уехать дальше не получится - даже если продлить линию рельс, она пройдет по Пушкинской и уткнется в Черное море.
История одесской железной дороги начинается 15 января 1863 - именно в этот день было принято решение о строительстве и утвержден устав Одесско-Балтской железной дороги, которая соединяла Одессу с центральными районами Украины. Параллельно с началом строительства путевых сооружений в районе Конной площади (ныне станция Одесса - Товарная) начали строить вокзал, локомотивный сарай (депо) и мастерские.К началу 1890-х годов вокзал перестал отвечать требованиям города, и, к тому же, находился в неудобном для пассажиров месте. Так что с разрешения императора Александра II было принято решение о строительстве нового вокзального комплекса. Одесский вокзал перенесли на старую границу Порто-Франко, в конец Итальянской (ныне Пушкинской) улицы. Проект принадлежал  архитектору В.А.Шретеру, строительство велось под чутким руководством А.И. Бернадацци.
В 1883 году вокзал открылся - роскошное здание в форме буквы "П", обращённое короткой частью с главным входом на Привокзальную площадь в сторону улицы Пушкинской. Поезда входили между длинными флигелями, где были расположены платформы и упирались в короткий флигель - та самая тупиковость вокзала. Здание имело два выхода - на Привокзальную (основной) и Сенную площади (боковой), главный вход прикрывала трехарочна лоджия с часами, перроны имели навесы для защиты пассажиров от дождя и солнца, перед вокзалом находился небольшой парк с фонтаном.
Здание простояло 60 лет. Во время Великой Отечественной, в 1944 году, его взорвали. Вскоре был объявлен тщательно контролируемый всемирный (!) конкурс на новое здание одесского вокзала. Его построили в рекордно короткие сроки - с ноября 1950 по июль 1952 - по проекту архитектора Чуприна. В строительстве вокзала участвовал весь город: профессорско-преподавательский состав Одесского строительного института разработал метод скоростного строительства, в строительстве принимали участие бригады одесских заводов, тысячи одесситов проводили здесь воскресники, приходили во внерабочее время для выполнения различных подсобных работ. Со всех сторон шли вагоны с кавказским дымчатым, серым среднеазиатским мрамором... В строительстве принимали участие специалисты по отделочным работам Закавказья, Урала, Карелии.
Величественное здание, результат труда тысяч людей, мы видим и сегодня. Его реконструировали несколько раз, последняя и самая масштабная была в 2006 году. Чуть больше недели назад - 12 июля этого года - здание вокзала отметило свое 60-летие. Величественные сухопутные ворота в Одессу прочно стоят уже более полувека. И, к счастью, есть все основания утверждать, что они простоят так еще немало.

На этом я хочу с Вами попрощаться...
Я очень надеюсь, что Вам было интересно побродить со мной
по моему любимому городу...Я прощаюсь с Вами ненадолго, и буду показывать  свои фотоработы с видами города ;)

До встречи, Ваш экскурсовод Лиза




Начиная "раскапывать" материалы для этого проекта, мы с Лизой даже не осознавали, как много интересных фактов мы найдем, и, к сожалению, только малая часть вошла в этот проект (иначе бы он был бесконечен...)
Все, что вам рассказывала Лиза, прошло через сердце, радуя и раня одновременно... заставив о многом задуматься.

Проект "Одесса - 100 лет спустя" подошел к своему логическому завершению. Мы прогулялись только по небольшой части города и рассмотрели те здания, которые запечатлены на старых открытках.
Возможно, многие из Вас заметили, что не было остановки около главной жемчужины города - красивейшего здания Оперного Театра. О самом здании, об его архитектуре, о его сегодняшней жизни я расскажу Вам чуть позже.
А еще поведу Вас за кулисы - туда, в самое сердце театра, куда никогда не заглядывает зритель, и Вы увидите, как рождается чудо, ощутите биение сердца театра, его пульс...








6 комментариев:

  1. Как говорится, мысли материальны - недавно сама думала о подобном фотопроекте))))
    Прогулка по Одессе получилась замечательной, ждем-с продолжения :)

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо за прогулку.Здорово придумано и отлично воплощено..
    Пару слов о вокзале моего детства- тогда еще очень новый и красивый ,как дворец из сказки..и в центре главного зала был большой,облицованный мрамором, круглый бассейн, в котором плавали золотые рыбки..О-о-оо какое это было чудо!! я и вправду думала, что они золотые..)))

    ОтветитьУдалить
  3. Большое спасибо!!!
    Очень ценная коллекция!
    Так здорово!!!

    ОтветитьУдалить
  4. мы оба раза жили окнами прямо на оперный))) Поэтому мне он и запомнился лучше всего) хотя.... домой мы приходили только спать... поэтому Оперный я запомнила ночным))) зато в одно утро проснулись от сильного шума за окном... на площади чуть правее театра снимали фильм... так здорово было наблюдать за актерами в костюмах прошлой эпохи... и даже плкаты КИЕВСТАР не мешали погрузиться в историю)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Алена, я рада, что тебе понравилось!!!

      Удалить
  5. Лиза и Лариса, благодарю вас за познавательную экскурсию! В Одессе я не была, но мне как архитектору конечно очень понравилось у вас. А тема "Одесса 100 лет спустя" очень интересна!!!

    ОтветитьУдалить